bloha_v_svitere (bloha_v_svitere) wrote,
bloha_v_svitere
bloha_v_svitere

Category:

XI Международный фестиваль балета Dance Open. Заключительный гала-концерт

Огромнейший, тяжелейший концерт, начавшийся с опозданием на полчаса. Мощная солянка из классических, современных, эстрадных и фольклорных номеров, без особой селекции. Некоторые артисты танцуют по два идентичных по стилю и эмоциям номера, другим организаторы выделяют один лишь выход. Некоторые танцуют старый, прошлогодний репертуар. Это, конечно, не страшно - исполнение здоровское, с удовольствием посмотрю и второй раз. Только фестиваль как бы "конкурсный", и претендентка на хрустальную ногу выходит в том же самом репертуаре, за который она уже в прошлом году была "оножена". Ладно, все по порядку.

Первое отделение

Grand pas de deux "Венецианский карнавал". Евгения Образцова, Дину Тамаздакару.

Пристойно исполненный номер. Образцова, конечно, хороша, внятно "проговаривает" все мельчайшие детали хореографии, танец ее дарит наслаждение отчетливой "дикцией". Балерина мила, улыбчива, непринужденна. Но все же... Хочется больше эмоций, непосредственности, а не отрепетированного образа "дамы, приятной во всех отношениях". Во втором отделении госпожа Образцова танцевала баланчинское pas de deux с Семеном Чудиным, я о нем (pas de deux) уже писала недели две назад. Никаких изменений замечено не было.

Дуэт из балета "Манон". Изабель Сьяравола и Матье Ганье.

Традиционно исполняемый в концертах дуэт с кушеткой, столом и гусиным пером. Любимица петербуржцев Изабель Сьяравола с фантастическими стопами - эти стопы надо отливать в хрустале и выдавать победителям Dance Open! Любовный дуэт исполнен со страстью, финальный поцелуй долгий и затяжной, ничуть не хуже, чем в прельжокажевском "Парке". Мадам Сьяравола нежна и игрива, словно кошечка, томна и чувственна.

Тарантелла. Эшли Баудер и Даниэль Ульбрих.

Эшли Баудер в прошлом году задорно, стрёмно и смешливо танцевала этот номер. Год назад у нее была чудная челка, и сама она была изрядно похудевшей. Сейчас вновь вернулась в прежний вес, и предстала упругой крепконогой балериной. Впрочем, ее осязаемая телесность не мешает ей продолжать стрельбу глазами и подчеркивать очаровательные детали вроде классического зависания с по-школьному зафиксированной второй позицией ног в высоченном "резиновом" echappe', ее изумительное общение с партнером и работа не на эффектную демонстрацию трюков, но на полный танцевальный "отрыв" от прозы дней. Даниэль Ульбрих, оказывается, не только ползать умеет (см. мой отзыв о нем в "Блудном сыне"). Ну да, ноги  у него коротковаты и чрезмерно накачаны, он очень стильно исполнил сложнейший баланчиновский номер, редко у кого можно увидеть такое упоение точностью и эмоциональный кураж.

Elegie der Herzen. Номер на музыку А. Пярта в хореографии Р. Ребека.

Лирико-драматическая мутотень, о которой забываешь, как только исполнители уходят со сцены.

Pas de deux из балета "Эсмеральда". Екатерина Крысанова и Артем Овчаренко.

Чисто вставное па-де-де, без привязки к сюжету. Почему-то его сопроводили иллюстративным рядом, воспроизводящем витражи Сен Шапель. Как я ни силилась представить, что бродячую цыганку пригласили танцевать в часовню королей, мне это не удалось. Екатерина Крысанова знает, что она нравится публике, и очень старается ей понравиться еще больше. В вариации, когда Эсмеральда бьет ногой в бубен, им же охаживает себя по плечам, изменила хореографический текст, пропрыгав по кругу. Но так как прыжок у нее, хоть и большой, но все же мы видели Наталью Осипову, так что полеты не впечатлили. Артем Овчаренко - щупловатый, ему бы мяса на мышцы нарастить. Да, и стопы бы не помешало вытягивать как следует - после Ганьо и Ульбрихта на его стопы смотреть невозможно!

"Вальс" Мошковского. Хореография В. Вайнонена. Анастасия Сташкевич и Михаил Лобухин.

Типичный пример сталинского ампира в хореографии. Номер о счастливой юности советской молодежи. Она - в простеньком платьице, он - в брюках и тенниске. Первая часть до тошноты примитивна и предсказуема: встреча, робкие ухаживания, осторожное объяснение, комсомольский поцелуй. Вторая - хрестоматийно бравурная. Именно финал этого "Вальса", зафиксированный на кинохронике с Ольгой Лепешинской и Александром Лапаури, стал своеобразным символом танцевально-эмоциональной победы над фашизмом. Дело в том, что артисты танцевали этот номер у взятого Рейхстага, и кадры, когда балерина взлетает в воздух, закручиваясь двойной "рыбкой", или бодро бежит к партнеру, прыгает и летит метров пять, попадая в его уверенные руки, служат документально-танцевальным доказательством крепости советского духа и оптимизма. В исполнении артистов XXI века крепость духа куда ниже, и не летит балерина через всю сцену в трудовом экстазе. Номер смотрится прелестным анахронизмом, типа барельефа на тему советского искусства на какой-нибудь из станций метро.

Фрагмент из балета "Укрощение строптивой". Мария Эйхвальд, Филипп Баранкевич.

Еще один, после "Манон" пример западного драматического балета. Смотрится не без интереса, дамы особенно симпатизируют героине, когда она с кулаками идет на Петруччо. Видимо, наболело. Но без художественных потрясений.

Pas de deux из балета "Корсар". Яна Саленко и Иван Васильев.

От Ивана ничего нового ждать не приходилось. Уже приготовилась зевать. Но Яна Саленко отменила все зевоты. Миниатюрная, хрупкая, белокурый ангел, она станцевала свою сольную часть с неожиданным смирением и редкой элегантностью - давно я не видела такой тактичной, нежной Медоры. А уж фуэте, исполненные ею с аристократической замедленностью, чередовавшие двойные и тройные обороты, были прекрасны не своей численностью, а той удивительной "нечаянностью", нежданностью, собственно, в которой и чувствуется радость исполнения.

Prince. Танцевальная композиция в исполнении группы Bad Boys of  Dance.

Номер, который шел после "нашего/вашего Вани" невольно спародировал только что увиденное. Были и невероятные "раздиры", и какие-то воздушные метания, и акробатические сальто. То, на что Иван Васильев жизнь и душу положил, "Плохие пацаны" взяли и обсмеяли, да не просто обсмеяли, а танцевально "надругались" над серьезностью технологических трюков. Танцевальная пятиминуточка была интенсивна, смогла дать некоторое эмоциональное расслабление после серьезного первого отделения. Но смогла бы эта компания так же удерживать внимание на протяжении полноценного шоу - это под вопросом. В антракте спросила у коллег, побывавших в субботу на их концерте, они подтвердили мои мысли: отдельно взятый номер - великолепно, но два часа выдержать "Плохих мальчишек" очень нелегко.
Второе отделение

Второе отделение было явно вторичным. Уже выступившие в первом отделении артисты танцевали примерно то же самое, отчего скучно было неимоверно.

Pas de deux Дианы и Актеона из балета "Эсмеральда". Анастасия Сташкевич и Йона Акоста.

Еще одна "Эсмеральда", Анастасия Сташкевич, я уже поняла по "Вальсу" Мошковского, что она быстра, ловка, бравурна. Это па де де не добавило лавров к ее танцевальной репутации. Ее миниатюрность не очень вязалась с образом страстной богини охоты. Вместо божественной феминистки, танцевала Дюймовочка. И танцевала, кстати, так себе: в вариации коварнейший tour a la seconde в воздухе "пробормотала" так, что вагановскую комбинацию опознать можно было с трудом. Мулат Йона Акоста - маленький хищник, в воздухе вытворял нечто настолько авторское технологичное, что вместо Актеона, подглядывающего за купанием Дианы на сцене был неустрашимый Киборг.

Танго Пьяццолы в исполнении Даниэля Ульбриха.

Вероятно, организаторы придерживаются принципа "плох тот концерт, в котором не танцуют танго Пьяццолы". Очередная доза аргентинских страстей и "пострастываний". Все эти многочисленные штампованные танго если и бывают хороши, то исключительно благодаря таланту их исполнителей. Так как Даниэль Ульбрихт талантлив бесспорно, в этом танго он выложил многие из своих способностей, приправил безликую в общем-то и случайную хореографию свои обаянием и получилось нечто, весьма смотрибельное.

Дуэт  из балета "Дети Райка". Изабель Сьяравола и Матье Ганье.

Еще один любовно-драматический дуэт. Госпожа Сьяравола на этом фестивале из кровати не вылезает: сначала лежит на кушетке в "Манон", потом перебирается на кровать пошире в "Детях Райка". Самого спектакля не знаю, видно, что главные герои очень страдают. Страдают долго и мучительно. Она - увидев, что рядом с ней кто-то лежит. Он - обнаружив у себя спущенные помочи. Страданий мне добавило визуальное оформление, представляющее, с точки зрения декораторов, некий красивый интерьер с красными занавесками (сочетающимися по цвету с вызывающе-алым цветом платья госпожи Сьяравола), мраморными стенами, вазами и торшерами. Но мой наметанный глаз гида-переводчика моментально опознал в предъявленной декорации парадную лестницу Екатерининского дворца в Царском Селе. И весь длинный дуэт я от души сочувствовала героям: это ж надо, завалиться в кровать прямо посреди парадной лестницы... Представляю как их советами поднимающиеся и спускающиеся придворные замучили...

Клод Брюмашон. Les Indomptes ("Неукротимые"). Иржи и Отто Бубенички.

Братья-близнецы танцевали один из наиболее рискованных мужских дуэтов Клода Брюмашона, современного хореографа-провокатора. Чувственный номер о взаимоотношении не то двух мужчин, не то двух половинок одного и того же "Я", поставленный еще в прошлом веке, сегодня смотрится как нельзя актуально, особенно в свете гомофобского закона, принятого недавно законодательным собранием Петербурга. Откровенность хореографии вполне могла бы спровоцировать от местных депутатов самых решительных санкций.

Время мечтаний. Элена Альгадо и Мигель Анхель Корбачо. Хореография их же.

Испанский национальный танец. Как я поняла задумку: сидели Элена и Мигель Анхель где-нибудь в таверне, сангрию попивали. И кто-то говорит: "А не станцевать ли нам с тобой? Давай, ты себе свою часть сочинишь из того, что у тебя лучше получается, а я - свою, добавим нашего испанского колорита и понесем бессмертное искусство в непросвещенные иностранные массы". Потому что, как я понимаю, в Испании этим вряд ли кого-нибудь удивишь. Сначала дама минут пять ловко управлялась с длиннющим шлейфом - знатно она его носком и каблуком отпихивала. Потом мужчина вышел и стал в страстной манере извиваться корпусом. Потом вышла переодевшая в более пригодное для танцев платье, и давай вокруг него кружиться и каблуками топать. Минут десять они друг перед другом хорохорились. После их зажигательного танца классическое pas de deux из "Дон Кихота" казалось невероятно пресным.

Ночью выдали призы (распределение меня жутко позабавило):

За выразительность: Томарзлакару и Эйхвальд. Виртуозность: Акоста и Образцова. Зрительские симпатии: Ульбрихт. Лучший дуэт: братья Бубеничеки (!). Специальный приз за вклад в развитие русского балета: Владимир Малахов. Специальный приз от Сбербанка: Сьяравола (смысл приза, наверное, в следующем: лежите спокойно на ваших денежках, как мадам - или мадемуазель - Сьяравола).




Tags: dance open, Акоста Йона, Крысанова Екатерина, Образцова Евгения, Овчаренко Артем, Саленко Яна, Сташкевич Анастасия, Сьяравола Изабель, балет
Subscribe
promo bloha_v_svitere may 28, 2037 22:00 91
Buy for 10 tokens
Обещала дать ссылку на сайт мужа. Даю: Незримое. Фильм. Рассказываю. Фильмы на сайте расположены в обратной хронологии. Т.е. самый последний - на самом верху. Если хотите в хронологии, то начинайте с самого нижнего - "Отпуск в ноябре". Подробности. Чтоб знали: что будете смотреть (в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments