March 5th, 2012

ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ. Заметки из колл-центра после 25 бессонных часов

Не буду радостно восклицать: "Я сделала это!", но скажу: "Я была там...". В скромной роли сотрудника колл-центра одного из районов Петербурга. Мы обустроились на конспиративной квартирке, получили симки со строгим наказом не давать никому номер, не включать телефон до 7 утра. Конспирация... Власть дала нам поиграть в конспирологические игры, снисходительно посмеиваясь в густые усы: "Пусть, мол, наши противники думают, что они не дадут нам обмануть их"... Мы не без удовольствия прослушали курс об не уходе от погони, устраивать слежку экскортном сопровождении председателя УИКа в ТИК. Но это предполагалось как финальный аккорд. До него надо было еще сыграть 12-часовое "оперное действо". И если оппозиция тщательно репетировала "ноты" возможных нарушений, хозяева кулаками бацали по клавишам. "Слушатели" с восторгом аплодировали "божественной гармонии".

Власть выбрала тактику "зыбучих песков". Выборы обросли килограммами инструкций, дополнений, положений и разъяснений, которые тоннами пыли оседали на еле-еле налаживаемом механизме выборов без фальсификаций, выводя все шестеренки из строя.

За несколько дней началась катавасия с наблюдателями от Прохорова (которого, кстати, теперь называют Прохеровым: нет, наш народ - лучший филолог в мире!). На участках заранее зарегистрировались люди, пришедшие с фальшивыми направлениями (в них подпись доверенного лица была в виде факсимиле). Когда приходили настоящие, их разворачивали со словами: "А у нас уже есть наблюдатели от Прохорова".

Люди, а их было большинство, и бОльшая часть из этого большинства с подобными технологиями незнакома, разворачивались и уходили, горюя и огорчаясь. Некоторые попытались выяснить, кто же там зарегистрирован. Что, кстати, говорит о низком уровне готовности этих наблюдателей и что они, лишь столкнувшись с первой травинкой, считают ее за глухую стену и уходят, не попытавшись начать борьбу.

И вот тут начинались "зыбучие пески"...

Члены комиссии говорили: "А на каком основании мы вам обязаны сообщить имя зарегистрированного? А дайте нам письменный запрос со ссылкой на закон, на положение, на инструкцию...". Когда удавалось узнать имя, истории возникали презабавные. Представители штаба смогли узнать фамилию и имя зарегистрированной дамы (весьма пожилой), дозвонились до нее, а она вообще впервые слышала, похоже, и о самом Прохорове, и о том, что она где-то зарегистрирована наблюдателем... Ну и дальше какие варианты? Можно подавать в суд за:
- использование подложных документов
- фальсификация подписи
- ненадлежащее исполнение лицом своих обязанностей (про членов УИКа, которые не в состоянии отличить ксерокопированную подпись от настоящей)

В субботу, накануне выборов, штаб Прохорова выработал следующую стратегию: если на участок не пускают РЕАЛЬНОГО наблюдателя от Прохорова, то он звонит в колл-центр, а мы направляем на участок мобильную группу, в которой есть заявление на отзыв ФАЛЬШИВОГО наблюдателя и водворение вместо него ИСТИННОГО.

Это было накануне. За ночь власть приняла контр-меры. Утром 4 марта на нас упала новая информация: В связи с большим количеством фальшивых регистраций, доверенное лицо Прохорова Кучеренко прислал в городской ТИК заявление, по которому он отзывал ФАЛЬШИВЫХ зарегистрированных, с факсимильной копией. Это заявление разослали в УИКи, по которому председатели комиссий радостно и на вроде бы законном основании вообще не пускали представителей Прохорова на участки. Мотив? А как мы определим - подлинная у вас подпись или факсимильная. Экспертов у нас нет.

Зыбучие пески затягивали...

Первая половина дня воскресенья прошла без наблюдателей от Прохорова на большинстве участков. Где-то к 14.00 появился "волшебный телефончик", по которому те наблюдатели, которые еще не ушли разочарованные домой, могли позвонить, и оттуда некий господин сообщал председателю УИКа, что обратившийся к ним человек есть ИСТИННЫЙ представитель Прохорова.

Вот сейчас выдвину "теорию заговора". Вот не нравился мне инстинктивно этот кандидат. По моему, ну самому скромному, самому ничтожному мнению, он и был выдвинут в кандидаты для отвлечения протестного электората. К нему потянулись многие противники власти, к нему они в большом количестве записывались в наблюдатели. Для их нейтрализации где-то и была сочинена эта схема по недопущению этих людей в качестве наблюдателей, подозреваю, он был в курсе. Кстати, очень многие из них вообще не пришли на участки - у меня в базе на каждом участке были фамилии наблюдателей и их телефоны, и одной из моих задач (когда была спокойная обстановка) - обзванивать участки и узнавать "сводки с полей". Так вот, многие, позевывая, говорили, что они сегодня не смогли пойти на участок в связи с неотложными личными делами...

P.s. Пошла принимать госэкзамен. Вечером допишу.


promo bloha_v_svitere may 28, 2037 22:00 91
Buy for 10 tokens
Обещала дать ссылку на сайт мужа. Даю: Незримое. Фильм. Рассказываю. Фильмы на сайте расположены в обратной хронологии. Т.е. самый последний - на самом верху. Если хотите в хронологии, то начинайте с самого нижнего - "Отпуск в ноябре". Подробности. Чтоб знали: что будете смотреть (в…

ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ-2. Заметки из колл-центра после краткого отдыха

4 марта муж с детьми пошел на избирательный участок.
Выборы проходили в актовом зале школы.
Никита, увидев сцену:
- Папа, будет спектакль?
- Сынок, спектакль уже идет 12 лет.
Пора его заканчивать.

Краткое содержание предыдущей серии

Автору посчастливилось работать в колл-центре Лиги наблюдателей по поддержке наблюдателей в Приморском районе Санкт-Петербурга. Коллега на работе спросила осторожно: "А тебе платили?". Так вот, отвечаю: Я РАБОТАЛА БЕСПЛАТНО!

Еще несколько примеров "песочка":

- требуют нотариальную доверенность на доверенное лицо от Прохорова
- для представителей СМИ (запасной вариант для непущенных наблюдателей) требуют редакционное задание, в котором должен быть прописан номер УИКа, на котором работают эти представители прессы (нарушение закона)
- не пускают представителя прессы до тех пор, пока они не предъявят нотариально заверенную копию свидетельства о регистрации СМИ

Фантазия даже не бурная: обыкновенная, чиновничья, когда на любой чих требуется нотариально заверенное разрешение.

Ближе к вечеру начались удаления наблюдателей. Как правило, удаляли по надуманным предлогам, протоколы были уже заранее написаны. Беспредел зыбучих песков распространялся даже на членов комиссии с совещательным и решающим голосом - их-то вообще невозможно выгнать с участка!!! Нет, благополучно выводили под белы рученьки, с полицией.  На УИКе 1447, наблюдателя с решающим голосом Семенькова Сергея Михайловича удалили за то, что он, выдавая бюллетень по открепительному талону, сказал избирателю: "Сохраните, пожалуйста, т.к. по этому корешку, в случае второго тура, Вы сможете проголосовать еще раз!". Завертелась жуткая вакханалия, орали и вопили все вокруг, вызывали милицию. Ну, что тут рассказывать. Мужчина крепкий он был (в смысле нервов и владения собой): по телефону я прослушала "трансляцию" монологов и председателя, и представителей полиции. Хамство жуткое. Кто там говорил про быдло?

Позвонили из одного УИКа - там председатель вообще сказала: "Знаете, я возьму протоколы и съезжу в ТИК, а оттуда вам позвоню и скажу результаты..."

Подсчет голосов на большинстве УИКов Приморского района прошел в теплой дружественной обстановке. Взбунтовалось несколько участков. Трогательное и умилительное единодушие членов комиссии можно вычислить по сводной таблице результатов. Приятно видеть как соседствуют путинские реальные 45.27% (УИК 1453) и нарисованные 77.70% (УИК 1451). Хотя, конечно, председателю УИКа 1451 очень далеко до усердных чеченских коллег, наваявших свыше 99%...

Самая занятная схватка была на УИКе 1461. Оттуда постоянно звонили наблюдатели, члены комиссии с решающим голосом с сообщениями о беспределе.

Их цифры о результатах голосования мы получили после двух часов ночи (большинство отчетов поступили в период с 22 до 24 часов ночи). Председатель убегал в свой кабинет и не выходил оттуда, запрещал членам комиссии с решающим голосом писать в протоколе "особое мнение", произвольно менялись цифры. Тем не менее, у трех (!) членов комиссии оказалось "особое мнение". Оно заключалось в том, что в финальном протоколе у Прохорова оказалось на 150 голосов меньше подсчитанных ранее. "Волшебным образом" у последнего номера списка выросло число голосов на эту красивую круглую сумму...

Про множество других, более мелких нарушениях, даже и писать не стоит. Хотя, конечно, ситуация на участке 1461 вовсе не такая уж экстраординарная и уникальная... Для системы зыбучих песков это обыденное, "рабочее" явление.

Когда мне звонили наблюдатели из УИКов с цифрами, я действовала в соответствии с инструкцией. Сначала уточняла - имеют ли они на руках заверенную копию протокола. Потом спрашивала КАКАЯ именно копия у них на руках - копия протокола или заверенный ксерокс копии протокола. И затем, взяв в руки специально приготовленный для наблюдателей ПРИМЕР ПРАВИЛЬНО ЗАПОНЕННОЙ КОПИИ ПРОТОКОЛА, проверяла все позиции (а их почти 30!). Ну и что я встретила?! Наблюдатели, в большинстве своем, по этой копии не сверяли...

Ну и что в итоге частенько имели наблюдатели на руках:

- уже в заголовке не стояло: "Санкт-Петербург, Приморский район"...
- не прописаны словами итоговые цифры
- получают протокол без подписей и даже без слова "подпись"
- не заверена копия
- нет подписи председателя комиссии...

Разумеется, такие "протоколы" - филькина грамота...

И уж совсем смешно звучали напоминания моих коллег по колл-центру, которые они давали наблюдателям при получении данных протоколов: "Постарайтесь проследить за председателем УИКа, когда он поедет в ТИК - важно, чтоб он поехал действительно туда, а не вошел с черного входа переписывать протокол..." Куда тут уж переписывать?! Перевалили за 50% - и дело сделано!

Зыбучие пески привычно всосали в себя любые попытки быть честными...