bloha_v_svitere (bloha_v_svitere) wrote,
bloha_v_svitere
bloha_v_svitere

"Медный всадник" в Мариинском театре.

Параша на высоте.

Вышла сегодня в "Коммерсанте". Ниже - рецензия с дополнениями для ЖЖ.

Мариинский театр открыл XVI международный фестиваль балета «Мариинский», исполнив давнишнее обещание руководства  театра (данное еще Олегом Виноградовым) старым балетоманам – на петербургскую сцену вернулся архаичный балет «Медный всадник».


Фото Валентина Барановского с сайта "Коммерсанта".

Тема «Медного всадника» с завидной регулярностью всплывала на встречах старой балетоманской гвардии с менявшимся руководством театра. Балетоманы всплескивали руками и с восторженным придыханием говорили: «Ах, какой был балет!..». Но добрым словом поминали исключительно сцену наводнения, которая воспроизводила знаменитый питерский потоп 1824 года с исключительными реалистическими подробностями.

Хореограф Ростислав Захаров, один из родителей направления «драмбалет», сочинил «Медный всадник» в Кировском театре в 1949 году, к 150-летию со дня рождения Пушкина. Премьера сопровождалась необычайным душевным волнением. В рождении Петербурга видели поднимающийся из руин город-герой Ленинград. Пантомимные пассы Петра Первого утверждали в советском народе веру в сверхчеловеческие способности генералиссимуса. Плакучие ивы, сарафаны и косы воспевали любовь к Родине. Ростислав Захаров, способный режиссер и банальный хореограф, чья фантазия не выходит за рамки ежедневного экзерсиса, сочинил вполне традиционный для хореодрамы балет: праздники и ассамблеи с обилием танцев, выпивки и табака прослаивались «действенно-драматическими» дуэтами героев и их вариациями, которые различались по лексике лишь количеством арабесков и пируэтов.

Танцовщики «Медный всадник» стремились заполучить в свой репертуар: хореографически партия Евгения была раз в пять насыщеннее Дезире и Зигфрида, что особенно ценили солисты, которые не могли заполучить в свой репертуар «Спящую красавицу» и «Лебединое озеро». Лирические балерины изо всех сил одухотворяли арабески Параши, блестящие классички – не отказывали в удовольствии украсить собой спектакль в виртуозной партии Царицы бала. Но при кажущемся танцевальном богатстве и потрясавших всех сцене наводнения, «Медный всадник» в «золотой фонд» советской хореографии не вошел. Напротив, здравомыслящая балетная критика 1960-х годов сочла этот балет практически окончательной творческой деградацией когда-то подававшего надежды Ростислава Захарова.

Но Мариинский театр с воодушевлением принялся за оживление «Медного всадника». Старшее поколение вспоминало характерные пляски первого акта. Последние исполнители партий Параши и Евгения Татьяна Васильева и Андрей Босов доставали из глубин памяти пируэты, арабески и аттитюды. Юрию Смекалову поручили проведение реанимационных работ и замену утраченных органов новыми протезами. Балет получился монументальным и патриотичным: без национального лидера и груз не притащить, и камень не обработать, и корабль на воду не спустить. В соответствии с текущим моментом усилили духовность: из Гавани, где живет Параша, открывается прелестный вид на остров Кижи; в комнате Евгения появилась икона с теплящейся лампадкой; сам герой истово крестится, прежде чем нырнуть в бушующие воды; тему креста подхватывает народная масса, осеняющая себя крестным знамением в момент рокового разгула стихии. Хореографическая ткань «Медного всадника» залатана и заштопана прекрасно: практически невозможно сказать – где заканчивается хореография товарища Захарова и начинается сочинение господина Смекалова! Истинная балетмейстерская преемственность в действии!

Балет начинается эпиграфом: видеопроекции рисуют нам Петра I, стоящего на берегу пустынных вод. Уже начинает приедаться новизна в оформлении - всевозможные проекции на занавес, создающие театральные иллюзии. Но мне кажется, это подменяет собой труд художников-постановщиков, которые раньше умудрялись создавать декорации "вживую".

Первый акт самый продолжительный. Сцена на Сенатской площади в 1824 году. Медный всадник расположен всегда задницей к зрителям. И, кажется, я знаю, где pink_mathilda обнаружила весьма странного коня. Я права, мой Галактический император? В этом эпизоде можно прочесть неравнодушное мнение создателей балета на попытки инициативной группы православных активистов вернуть Исаакиевский собор Русской Православной церкви. На сцене стоит модель Исаакиевского собора и персонажи жертвуют на его строительство денежки. Я интерпретировала этот эпизод как официальное мнение Мариинского театра: "Собор построен на народные деньги и нечего к нему тянуть руки!".

1824 год, народные увеселения перед Медным всадником, военный парад под военный оркестр на сцене с пением "Соловей, соловей, пташечка, жалобно поет". Пели действительно жалобно. Потом "наплывом" Евгений рассказывает Параше (имечко-то в нынешних реалиях не самое эстетичное!) про Петра Великого. Сначала народный праздник в честь спуска корабля на воду. Народ в сарафанах и кокошниках пляшет русскую, пытаясь в дробях догнать и перегнать ансамбль Игоря Моисеева. Не удалось. Вероятно, это новый номер, т.к. у Захарова была пляска скоморохов. Ну линейные и примитивные построения атрибутируются как смекаловские. Птенцы гнезда Петрова общим в шесть человек выглядят красиво - в белых рубахах и рейтузах. В их танце демонстрируется народный энтузиазм. Петр Первый на площади много суетится - тащит камень, грузит тачки, работает каменотесом - лишь он в состоянии придать камню нужную форму. Ну и рубит бороды, как без этого? Затем - петровская ассамблея. Эпизод сумбурный, в котором много толпятся, мало танцуют, в т.ч. на пуантах, чт выглядит очень неестественно. Есть Царица бала со сложной вариацией, но Кондаурова завалила диагональ вращений. Имеются исторические персонажи - Арап Ибрагим, Меншиков и даже царский шут Балакирев (жаль, что поэт Иван Барков жил чуть позже!).

Центральный эпизод - под Гимн великому городу Петр I (Данила Корсунцев) машет руками перед пустыми болотами, и оттуда вырастает город (в виде проекции). Музыка такая, что хочешь - не хочешь, а аплодировать будешь. Ну а вообще-то Глиэр писал этот гимн не для Ленинграда, а на конкурс гимнов Советского Союза. Советую пропеть под эту музыку "Союз нерушимый республик свободных".

Второй акт посвящен любви Параши и Евгения. Девушки стирают белье и водят хороводы. Герои танцуют адажио. Хореография адажио настолько примитивна, что я начала считать арабески. Насчитала: 18 арабесков, 8 аттитюдов, 4 позы экарте и пять раз зевнула в полный рот.

Исполнители главных ролей были более чем убедительны. 64 арабеска, 32 аттитюда, 8 поз экарте и кругов пять туров пике, выполненных в бешеном темпе, которые составляют хореографию партии Параши, Виктория Терешкина исполнила с высочайшим художественным мастерством, наполнив их требуемым от роли лиризмом, наивностью, грациозностью и смятением Владимир Шкляров в роли Евгения доказал профессиональную состоятельность в многочисленных вариациях, где он отбил блестящие двойные кабриоли вперед и назад, совершил двойные содебаски в обе стороны, заполировал все это энергичными многочисленными жете ан турнан. Но сцена сумасшествия требует еще дополнительных репетиций с педагогом по декламации: смех в исполнении этого талантливого артиста недостаточно громок, отчетлив и леденящ. Екатерина Кондаурова восхитительно завалила сложную диагональ вращений в своей вариации Царицы бала.

Но главный провал "Медного всадника" сстоялся в третьем акте, посвященном наводнению. Господин Смекалов решил отличиться, и этот лакомый кусок, который был бенефисом художественно-постановочной части, перевел в танцевальный план, выпустив сначала народ, который по-дурацки бегает и крестится а-ля Борис Эйфман, но намного примитивнее. Потом тетки с длинными рукавами со вставленными шестами машут руками (ну почти как "Вода" в "Легенде о любви" Григоровича). Чуть-чуть помахали полотнищем, изображая разгневанную стихию, кто-то неубедительно побарахтался в волнах. И это все... А я так ждала этого мифологического фрагмента! Но, как известно, миф он для того и миф, чтобы не быть развенчанным.

Интересно, что сам Захаров подробно-преподробно описал эту сцену, даже больше, чем, собственно, сам спектакль: 5 страниц из пятнадцати. Приведу этот большой фрагмент с сокращениями, чтоб понять - что мы потеряли (и как низко пал современный технический уровень художественно-постановочной части):

"Больше всего меня заботила проблема "наводнения". В спектакле оно имеет драматургическое значение, и от удачи или неудачи выполнения этой кульминационой картины зависела судьба всего балета. ... После вариации Евгений падает, закрушенный ветром, у самого парапета. И вдруг к его ногам побежали струйки воды. Как это сделано?

Сбоку под передней волной открывается люк и оттуда дует специальный аппарат, производящий ветер. Получаются бегущие в одну сторону "струйки" воды, которые подсвечиваются световым аппаратом. Из зрительного зала вы совершенно ясно видите, как из правой кулисы на сцену потекла вода. Воды все больше и больше, и вот уже через парапет хлынули наплощадь невские волны. Это рабочие сцены с обеих сторон стали подползать под все три "волны". ... По мере того как рабочие подползали каждый к своему месту, волны приобретали нужный наклон, совершенно крывая даже от зрителей самых верхних мест оба разреза. Ползали рабочие сначала по-пластунски, потом поднимаясь на четвереньки, а затем уже стали подниматься почти во весь рост, производя волнообразные движения. И вот тогда по волнам поплыли всевозможные снесенные водой предметы. Это артисты миманса понесли их на себе, то совсем приседая с опустившейся кромкой "Волны", то поднявшись во весь рост со всплеском "водяного вала". В то же время они покачивали свой предмет, чтобы он совершенно ревратился в "игрушку волн".

Ни одна сцена спектакля не потребовала столько репетиционных часов, как эта. ... Не менее трудно пришлось и артистам мимического ансамбля, проносившим проплывающие по "волнам" вещи, - особенно тем из них, кто, на свое несчастье, был высокого роста: им нужно было все время приседать и подниматься, следя за кромкой "волны", да еще в ритме музыки колыхать свой предмет. На ходу проделывать такие упражнения очень трудно. Но и у них к генеральным репетициям перестали болеть ноги, и дело пошло на лад. Особенно отличался у нас артист миманса, исполняющий роль "корзинки". На спектакле он всега зарабатывал аплодисменты зрителей, так ритмично и музыкально исполнял он свой небольшой эпизод".


Эх, два наводнения за сезон ("Корсар" в Михайловском), и оба - провалены! А я так ждала корзинку!.. Еще вернусь к теме этого балета - в архиве нашла чудесные обсуждения этого спектакля после премьеры 1949 года!
Tags: "Медный всадник", Мариинский театр, Смекалов Юрий, Терешкина Виктория, Шкляров Владимир, фестиваль балета "Мариинский"
Subscribe

Posts from This Journal “"Медный всадник"” Tag

promo nemihail 15:00, yesterday 133
Buy for 20 tokens
Очень надеюсь, что эту запись не увидят полицейские из Крыма, потому как иначе, далее уже не будет так интересно. Вчера, спустя 7 дней после того, как я написал заявление в Отдел МВД России по г. Евпатории об угрозах в мой адрес от неизвестного мне человека, которого я принял за бандоса (который…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →