bloha_v_svitere (bloha_v_svitere) wrote,
bloha_v_svitere
bloha_v_svitere

Categories:

Джон Ноймайер в Петербурге. Гала-концерт "Ноймайер без границ". Фрагменты балета "Смерть в Венеции"

Вынесу в отдельный пост впечатления от этого мини-балета.

Удивительное произведение господина Ноймайера! Прежде всего, невероятно "аутентичное" и созвучное тексту новеллы Томаса Манна. В нем хореографу удается воплотить в пластику мерный ритм вербального повествования, с его длинными, чуть тяжеловесными конструкциями. Танцевальное повествование Ноймайера также неспешно, лексические обороты его героев столь же замысловаты и кажутся невероятно точным отражением томасоманновского слога.  Причем, это не банальный танцевальный "подстрочник", но совершенно оригинальный авторский "текст". Самый расхожий пример: так "Медный всадник" Монферрана  вызывает к жизни поэму Пушкина.

Ноймайер составил из фрагментов балета "Смерть в Венеции" (в оригинале два акта, продолжительность 2,5 часа, 2003 год) 25-минутную постановку, в которой сконцентрировал главные сюжетные темы балета-новеллы: личность Густава фон Ашенбаха (потрясающее исполнение Ллойда Риггинса!) и его внутренний конфликт-страсть. Господин Риггинс даже внешне абсолютно соответствует герою Томаса Манна: "Густав Ашенбах был чуть пониже среднего роста, брюнет с бритым лицом. Голова его казалась слишком большой по отношению к почти субтильному телу. Его зачесанные назад волосы, поредевшие на темени и на висках уже совсем седые, обрамляли высокий, словно рубцами изборожденный лоб". Временами  лицо господина Риггинса застывало маской, словно та посмертная маска Малера, которую позаимствовал Томас Манн для описания внешности фон Ашенбаха (картинки в интернете нашла, не со спектакля): жуть, правда?!



Что до Тадзио, то высокий Эдвин Ревазов, конечно, не похож на 14-летнего юношу, и здоровьем пышет геркулесовым (томасоманновский фон Ашенбах несколько раз думает о том, что он долго не протянет), но наивность пластики и какая-то целомудренность облика не производят впечатления художественной неправды. К тому же, рискованные мечтания фон Ашенбаха, реализованные в балете Ноймайера дуэтами, что называется, "на грани", благодаря тому, что господин Ревазов не смотрелся мальчиком-подростком, вывели состоявшийся в Петербурге показ "Смерти в Венеции" из-под возможного удара борцов с педофилией.



Танцевальное повествование ведется от лица фон Ашенбаха, и все события мы словно видим его глазами. Его танцевальная характеристика полностью соответствует манновской: "[Он] не в силах был <...> приостановить работу продуцирующего механизма". Фон Ашенбах в вИдении Ноймайера - некий механический организм, полный пластических формул, в которые он прячется, словно черепаха в свой панцирь, как только ему грозит хоть какое-то нарушение внешнего равновесия. Эти танцевальные формулы красивы, возвышенны и духовны, как тут не процитировать еще: "Ашенбах развлекался чтением этих формул, стараясь погрузиться духовным взором в их прозрачную мистику". Интересный ход: вероятно, герой Ноймайера - дирижер, ибо один из его постоянных атрибутов - ноты Баха (привет Начо Дуато!); временами фон Ашенбах словно пытается втиснуться в тело композитора, надевая камзол, отличный и емкий образ отождествления собственного творчества с творчеством Баха!

Эпизоды с Тадзио опять же, буквально считаны из текста новеллы, вплоть до ассоциаций с "Мальчиком, вынимающим занозу" - Ноймайер вставляет прямую пластическую цитату, заставив исполнителя роли Тадзио воспроизвести классическую позу:



Дуэты фон Ашенбаха и Тадзио сделаны потрясающе - невероятный комплекс мужских поддержек, вырастающих одна из другой, изощренных в насыщенном танцевальном решении, страстные и целомудренные одновременно. Этот мега-дуэт составляет центр показанного мини-балета, начинается он случайным столкновением Тадзио и фон Ашенбаха, и им же заканчивается. А все внутреннее пространство дуэта - материализация мыслей и эмоций главного героя в момент этого единственного их реального соприкосновения. В этом дуэте танцуется "отеческое благорасположение", "растроганная нежность", "непременность счастья" и "ежедневно обновляющаяся милость обстоятельств" фон Ашенбаха, а Тадзио даже не подозревает, что он - участник этих дуэтов. Он проходит мимо фон Ашенбаха с тем же безучастием, с которым мы взираем из автобуса на людей, стоящих на остановке...

Смерть для фон Ашенбаха - это возврат к формулам, которые продуцируются его механизмом-организмом: последнее соло главного героя почти слово в слово повторяет открывающий спектакль монолог. Только в этих формулах не найти уж "прозрачной мистики". Смерть наступает незамедлительно.
Tags: "Дягилев P.s.", "Смерть в Венеции", Манн Томас, Ноймайер Джон, Риггинс Ллойд, балет
Subscribe
promo bloha_v_svitere may 28, 2037 22:00 91
Buy for 10 tokens
Обещала дать ссылку на сайт мужа. Даю: Незримое. Фильм. Рассказываю. Фильмы на сайте расположены в обратной хронологии. Т.е. самый последний - на самом верху. Если хотите в хронологии, то начинайте с самого нижнего - "Отпуск в ноябре". Подробности. Чтоб знали: что будете смотреть (в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments