bloha_v_svitere (bloha_v_svitere) wrote,
bloha_v_svitere
bloha_v_svitere

Categories:

"Ну не нравишься ты мне..."

Эпиграф:

У одного человека всё в жизни шло наперекосяк. Хорошо работал - потерял работу. Женился - жена ушла. Был дом - дом сгорел. С друзьями рассорился. В общем, плохо было. Воззвал этот человек к небесам: "Боги, боги, ну за что вы меня так караете?" Открывается на небе форточка, и оттуда: "Ну не нравишься ты мне..."

Вот есть такие артисты, которые "ну не нравятся мне".  Чтоб саму себя не уличать в пристрастности, пытаюсь найти что-то хорошее. Очень пытаюсь. И вроде бы даже нашла, а тут - бац, и вторая смена! Тимур Аскеров, которого очень продвигают в премьеры Мариинского театра, дал интервью. Никогда я не встречала столь эгоистичного и самовлюбленного танцовщика. Сначала эти ощущения были от его танца. Но теперь они укрепились после этого огромного интервью с броским заголовком: "Единственный азербайджанский солист Мариинского театра", где в тексте - только про себя, любимого. Где-то мелькнул Леонид Сарафанов, который "замолвил словечко" перед художественным руководством театра и все... И даже на конкретный вопрос: "Кто ваши наставники, педагоги в Мариинском театре?" - не названа ни одна фамилия - ни педагога, у которого он учился в Баку, ни педагога, из киевского класса которого он сделал прыжок в Санкт-Петербург, ни нашего педагога! Ни-ко-го!!! А уж Блоха знает как за него переживает Реджепмырат Абдыев! А со стороны "ученика" - ничего, только спесь и непонятно откуда взявшаяся гордость. 

Отвратительное ощущение от этого интервью... Даже не читайте. Очень Блоха оскорблена за господина Абдыева и за петербургских педагогов-репетиторов, которые изо всех сил стремятся превратить этот самовлюбленный манекен в танцующего человека. Увы, не выйдет. Если в человеке нет элементарного чувства благодарности к тем, кто его воспитал и к тем, кто с ним работает, то не надо тратить на него свои силы...

На всякий случай скопирую интервью, если вдруг господин Аскеров устыдится и начнет "править" свои высказывания.

Тимур АСКЕРОВ: "Развиться бакинскому балету препятствует недостаточная заинтересованность отдельных людей"
Интервью "Эхо" с единственным азербайджанским солистом Мариинского театра
22 декабря 2012/ Р.ПИРИЕВ

- Сколько лет вы уже занимаетесь балетом?

- Начиная с 1998 года.Мое обучение профессии началось с третьего класса, так как первые два класса я отучился в общеобразовательной школе. В общей сложности, я учился тонкостям балета восемь лет и уже четыре года профессионально занимаюсь этой профессией. У меня 12 лет опыта. Это немало для профессионального артиста.

- Как отнеслись к вашему увлечению родители, близкие? Порой случается, что близкие люди не одобряют выбор другого человека.

- В этом плане, считаю, мне повезло. Мои родители всегда предоставляли мне право выбора. И это многого стоит. Ни мне, ни брату родители никогда не навязывали свое мнение и предоставляли выбор нам самим. При этом, признаюсь, выбирая балет, я не до конца понимал, что меня ждет. Единственное, что я знал - это то, что хочу танцевать. Родители с пониманием отнеслись к моему выбору и всячески старались поддержать.

Все началось в Гяндже. Учитывая то, что мой отец - военный, очень часто его переводили из одного города в другой. Когда его перевели в Гянджу на продолжительный срок, всей семье тоже пришлось переехать туда. Я стал учиться в русскоязычном лицее этого города, во вторую смену. Руководство лицея открыло кружок национальных танцев для тех, кто обучался днем и всем желающим предложили туда записаться. Кто-то из ребят туда записался, а я нет. И однажды, подходя к школе, решил посмотреть в окно, увидеть, чем дети там занимаются. В тот момент педагог учил их бальным танцам. Тогда мне было восемь лет и все эти танцы меня заинтересовали. На следующий день мама записала меня в кружок танцев и с тех пор начал учиться новым вещам. Кружок через месяц-полтора закрыли, а желание заниматься танцами у меня осталось. Тогда родители стали интересоваться, что делать дальше, куда меня записать. И, возможно, я один из немногих, чьи родители не стали препятствовать занятиям, наоборот, сказали, что я волен сделать свой выбор.

Тогда я даже не думал о классическом балете. Мне просто хотелось танцевать. На работу отцу сообщили, что в Баку есть специализированное хореографическое училище, в котором есть и общеобразовательные предметы. То есть мне не пришлось бы отделять танцы от школы, там всему обучали параллельно. Из предметов была исключена физкультура, взамен дети занимались танцами. И когда мы переехали в Баку, родители меня записали в это училище. В 2008 году я перешел на работу в Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета, а в 2009-м - в Национальный академический театр оперы и балета Украины имени Т. Шевченко.

- А как вы попали в один из прославленных театров мира - Мариинский?

- Можно сказать, что мне помог случай. Дело в том, что в Киеве я работал с педагогом, который в свое время воспитал звезду мировой величины, одного из лучших танцоров балета Леонида Сарафанова. В то время он уже работал в Мариинском театре и, вернувшись в Украину, решил проведать своего педагога. В тот день, когда он пришел в Киевский театр, мы отрабатывали определенные упражнения. Он застал нас в рабочем процессе. Нас с ним познакомили, мы стали общаться и он посоветовал мне попробовать силы в Питере. Сарафанов замолвил обо мне слово перед художественным руководителем Мариинского театра, спустя месяц мне поступил звонок и приглашение на просмотр.

Это был сентябрь 2010 года и, откровенно, я не сразу согласился. Долго отказывал им, так как не мог принять окончательное решение. Именно в тот момент у меня пошел активный карьерный рост, мне стали больше доверять, чаще давать большие партии. Каждый месяц я готовил новый спектакль и понимал, что в такой момент очень опасно что-то менять и начинать все заново. Ведь в новом театре, где тебя еще не знали, пришлось бы все делать с нуля, показывать себя, завоевывать доверие, добиваться спектаклей, переучиваться, одним словом, многое менять. В итоге около четырех месяцев я тянул с ответом и только в декабре согласился поехать на просмотр. После этого руководители Мариинки настоятельно порекомендовали мне остаться и предложили выгодные условия сотрудничества. Художественный руководитель сразу предложил мне должность второго солиста. Это уже был шаг вперед, так как второй солист освобожден от массовых танцевальных номеров в кордебалете, в то время как в Киеве меня еще ставили в "восьмерку".

- Кроме смены места работы, вам пришлось поменять и город, страну, окружение...

- Признаться, это было одним из причин, по которым я не торопился менять Киев на Санкт-Петербург. Меня останавливала именно смена обстановки, места жительства. В Киеве я привык ко всему, у меня были друзья, круг общения, люди, которым я доверял. А тут приходилось все бросать и переезжать в другое место, где еще предстояла адаптация. Поначалу, конечно, было сложно, однако о своем решении по истечении времени я не пожалел.

- И как вас принял коллектив театра? Вспомните свои первые дни в Питере.

- Мариинский театр, как и любой другой большой театр, очень жесткий по отношению к новичкам. Там огромная конкуренция, и это естественно. Сейчас понимаю, почему это происходит, а тогда был в недоумении, почему люди ко мне так относятся, смотрят косо. Конечно, было и волнение, но с не первого дня. Первые три дня я больше испытывал счастье. Попасть в Мариинку - это огромная честь для меня. Эти залы, эта сцена, которую ты раньше видел только по видеозаписям, теперь перед тобой и есть шанс выступить на ней при полном аншлаге. А потом понял, что в этот зал еще предстоит попасть и выдержать конкуренцию. Ты попадаешь в абсолютно незнакомый для тебя коллектив и считаешься для местных артистов чужим человеком, конкурентом. Но постепенно страх и волнение прошли. Главное сделать первый шаг на сцену. Когда ты стоишь за кулисами и ждешь своего выхода, то весь трясешься от волнения. А потом выходишь и оно исчезает.

- Как давно вы работаете в питерском театре?

- В Мариинке я провел полтора сезона, в сентябре же этого года начался мой второй полный сезон.

- Ни для кого не секрет, что Мариинский театр считается одним из лучших в мире. В чем особенность этого театра? По каким причинам он лучше остальных?

- Основная причина, думаю, в том, что в Мариинском театре сохраняют верность традициям, уважают историю, классику балета. Здесь ставят именно те классические балеты, которые известны на весь мир. Порой так случается, что спектакль одного театра ставят на сцене другого. И случается произведение чуть меняют, вносят свои коррективы. В итоге теряется классическая постановка, ведь у каждого артиста, каждого театра своя стилистика.

Кроме того, Мариинский театр славится тем, что там танцуют внешне красивые артисты. Просматривая меня перед приемом на работу, художественный руководитель обратил особое внимание на внешние данные - рост, линию рук и ног. Уже потом он мне сказал, что я подхожу под размеры сцены и смотрюсь на ней хорошо.

В нашем театре сейчас уже больше работают иностранные хореографы. Приезжают специалисты из Америки, Франции, Италии. К примеру, недавно у нас прошел спектакль "Сон в летнюю ночь" Джорджа Баланчина. Приезжала балерина, которая с ним работала, и достаточно успешно сделала постановку. А часть труппы, которая занималась костюмами, была из Италии. Одним словом, сегодня к работе привлекаются специалисты из различных стран мира, что положительно отражается на качестве спектакля.

- Работа в Мариинском театре - мечта многих артистов. Теперь вы уже являетесь его солистом. Мечта полностью сбылась?

- Мечта сбылась, но частично. Да, я с детства очень хотел попасть в питерский театр, и в этом плане своего добился. Однако мне есть куда расти и к чему стремиться. До перехода в Мариинку я работал в Киеве и думал, что уже там и останусь. Однако в один прекрасный день меня пригласили в Санкт-Петербург, и это стало невероятно большим для меня событием. Однако я смогу сказать, что моя мечта сбылась, только тогда, когда попаду в историю Мариинского театра. В нашей профессии иначе просто невозможно. Добиваясь одной цели, ты ставишь перед собой новую, более высокую задачу, и только так прогрессируешь.

- Кто ваши наставники, педагоги в Мариинском театре?

- Все они известные в прошлом танцовщики балета, люди искусства. Это те люди, которые собирали в свое время полные залы, имели своих зрителей и поклонников. Они участвовали в тех спектаклях, на которых присутствовали руководители правительства, важные зарубежные гости. Постановщики театра - знаменитые в своей профессии люди, лучшие из тех, что выступали на сцене Мариинки. Среди них нет людей без регалий, они заслуженные, народные артисты. И каждый из них оставлял свой след в балетном искусстве, чем и заслужили честь руководить постановками Мариинского театра. Педагоги и репетиторы - это отдельная история. К сожалению, люди, воспитавшие не одно поколение талантливых танцовщиков, зачастую остаются в тени, вдали от славы. Их знают только те, кто находится внутри театра, а зрителю о них мало что известно.

- Санкт-Петербург считается культурной столицей России и, соответственно, жители этого города избалованы хорошими спектаклями, произведениями искусства. Наверняка питерского зрителя можно назвать капризным...

- Я бы сказал не капризным, а культурно-образованным. Он знает, где и как должен сыграть артист. Ему есть с чем сравнивать, так как жители Санкт-Петербурга всегда с большим желанием ходят на выступления как местного театра, так и иностранные постановки. Аплодисменты, конечно, очень важны для танцовщика, но это не главное. Гораздо важнее, как тебя принимает зритель. В этом плане за рубежом танцовщиков принимают гораздо лучше. В Питере публика более спокойная и когда ей нравится спектакль, ты это чувствуешь. Энергетика зала имеет очень важное значение для нас, артистов.

Часто случается, что известному артисту, только вышедшему на сцену, уже начинают аплодировать. То есть он еще ничего не сделал, но его уже принимают на ура. Это говорит о том, что он знаменитость, звезда для зрителя и признан публикой. Однако, за рубежом такого нет. Независимо от твоих регалий и популярности, там надо выкладываться по максимуму, каждый раз доказывать, что ты профессионал. Это огромная ответственность.

- Как часто случается, что вам надоедает играть одну и ту же партию по несколько раз в неделю, в месяц, в год? Ведь иногда гастроли театра могут длиться неделями и приходится ежедневно выходить на сцену.

- Признаться, порой это надоедает и нам становится сложно себе перебороть. Бывали случаи, когда танцовщики на протяжении 10-11 лет регулярно исполняют одни и те же партии, а по прошествии времени по его действиям на сцене чувствуется, что он танцует не с таким азартом, рвением, как раньше. В нашей профессии это называется переломным моментом. Артист начинает искать себя в чем-то новом, к примеру, отходит от классического балета и пробует себя в современных постановках, хореографии. С другой стороны, руководство театра тоже должно это понимать и ставить ежегодно новые спектакли, чтобы и зрителю, и танцовщику было интересно.

В нашем случае устать от своей работы очень сложно, так как репертуар Мариинки разнообразен и на то, чтобы станцевать все спектакли, требуется от шести до десяти лет. Представьте себе, в нашем репертуаре более 50 спектаклей и ежегодно их число только увеличивается. После того как артист станцует все это, он начинает изучать новые постановки, знакомится с хореографами и ставит с ним новые номера, ездит на конкурсы и соревнуется с другими танцовщиками, в составе других трупп участвует в новых постановках. Одним словом, наша работа очень интересная и устать от нее практически невозможно.

- Как часто вы чувствуете, что в том или ином отрывке спектакля могли бы выступить, станцевать лучше? Много ли замечаний делают вам педагоги, которые профессиональным взглядом оценивают действия на сцене?

- То, что я мог сыграть лучше, чувствую практически после каждого спектакля. Вообще творческие люди очень самокритичны. И порой педагоги ругают нас не за то, что мы допустили где-то ошибку, а потому, что чрезмерно самокритично относимся к своим действиям. Иногда, конечно, самокритика помогает, но нередко и мешает артисту раскрыться. Если на занятиях педагог хвалит тебя за отдельно отыгранную часть балета, а ты все равно недоволен, это вызывает критику со стороны репетитора. Считаю, что здесь важно соблюдать баланс.

- За свою карьеру вы выступали в трех театрах - Бакинском, Киевском и теперь Мариинском. Каждый театр отдельная школа. Чему вы научились в этих трех школах по отдельности?

- Бакинская школа дала мне очень многое. В первую очередь большую основу. В Азербайджане, помимо классического балета, также изучается народный фольклор, народные танцы. У нас прекрасные педагоги азербайджанских танцев, о чем можно судить по качеству выступления Азербайджанского государственного ансамбля народных танцев. За год работы в Азербайджанском государственном театре оперы и балета мне довелось станцевать лишь в одном спектакле - "Девичья башня", но он многое дал. Это прекрасный балет, в котором есть как классические движения, так и национальные. Работа в Баку стала хорошей подготовкой к выходу на более высокий уровень. Кстати, это отметили и высоко оценили хореографы следующих театров, где я работал.

В Киевском театре я познакомился с большими классическими произведениями. Это балеты "Лебединое озеро", "Щелкунчик" и "Спящая красавица". В Баку, к сожалению, "Лебединое озеро" ставят очень редко и его в основном танцуют иностранные артисты. Моим первым большим спектаклем стал "Щелкунчик". В Баку он идет в постановке Рафиги Ахундовой и, кстати, довольно неплохо посещается на Новый год, когда родители приводят своих детей в театр.

Что касается Мариинского театра, то здесь я познакомился с этими же балетами, но в их историческом виде. То есть так, как их ставили раньше, в оригинале. В целом, мне интересно наблюдать и учиться новым вещам, познавая новые грани в творчестве.

- Работая в Мариинском театре и гастролируя с ним, вам наверняка довелось видеть выступления различных театров мира, представителей всевозможных балетных школ. Какая школа нравится больше остальных?

- Лично для меня русская школа - самая сильная. Кроме нее, могу отметить французскую и итальянскую школы. Американский балет тоже очень силен, там больше уделяется внимание технической части. Они пытаются больше свертеть, выше прыгнуть, завести зал. И это в первую очередь связано с особенностью американского зрителя. Конечно, все театры по стилистике отличаются друг от друга, но каждый имеет высокую чистоту исполнения, класс. Во время гастролей Мариинского театра в Америке или Европе наши спектакли тоже пользуются большой популярностью.

- Общепринято, что искусство не должно иметь национальности. Тем не менее на вашей карьере в Мариинском театре не отражается тот факт, что вы азербайджанец?

- Нет, это не имеет для руководства никакого значения. Если ты талантлив, хорошо обучен и трудолюбив, то у тебя не возникнет никаких проблем в творчестве. Ни национальность, ни цвет кожи, ни язык не мешают артистам расти и прогрессировать в Мариинке. Хотя, повторю, внешний вид имеет значение для художественных руководителей нашего театра. Порой случается так, что в первый ряд кордебалета ставятся именно красивые мальчики или девочки. Мой педагог не раз говорил, что в Мариинском театре, или, как он назывался раньше, Кировском театре, всегда танцевали только красивые артисты. Уже потом обращали внимание на технику, мастерство танца.

С другой стороны, внешность артиста имеет значение во время выбора ролей. К примеру, если балерина играет Кармэн, то постановщики выбирают темноволосых девушек, или же настаивают на том, чтобы блондинка перекрасилась. Если же, к примеру, танцует в "Лебедином озере", то отдается предпочтение светлым девушкам. То же самое касается и нас, танцовщиков.

- В России наряду с Мариинским театром высоко ценится и Большой театр в Москве. Насколько серьезно соперничество между ними?

- Конкуренция очень жесткая и серьезная. Это чувствуется во всем. Летом мы были на фестивале "Золотая маска", куда каждый театр приезжает с 2-3 спектаклями и показывает их перед жюри. Главные призы вручаются как театрам, так и артистам, постановщикам, хореографам. И во время фестиваля я сам почувствовал конкуренцию между Мариинкой и Большим. На себе мне это ощущать не пришлось, но потом, читая прессу, разговаривая с критиками, деятелями искусства, понимаешь, что отношение к этим двум театрам разнится.

- Желания перебраться в Москву и танцевать в Большом театре у вас нет?

- Если брать с профессиональной точки зрения, то покидать Мариинку я пока не хочу. Если же оценивать условия жизни, то в Санкт-Петербурге очень суровый климат. Это восемь месяцев зимы, восемь месяцев серого неба, очень холодная погода, которая наводит тоску и вгоняет в депрессию. Начинает болеть все и сразу - спина, голова, кости рук и ног (смеется.). В первый год мне было сложно элементарно выспаться. Утром идешь на работу - еще темно. Возвращаешься с работы - уже темно. То есть ты весь день находишься в темноте. И это сказывается на людях, их настроении. Они становятся холодными. Вечно куда-то торопятся, не рады встречам на улице. Постоянные пробки на дорогах. В этом плане мне Киев больше нравился.

- Какую роль в вашем решении сыграет финансовый вопрос? Сможете ли покинуть Мариинку, если, к примеру, тот же Большой театр предложит вам условия, в разы превышающие те, которые вы сегодня имеете в Санкт-Петербурге?

- Вообще финансовые условия играют для артиста очень важное значение. Это стимул для нас, цель, новые возможности. Не скажу, что это главное условие в вопросе сотрудничества, но оно и не последнее. Финансовый вопрос не столько важен в начале карьерного пути, сколько в конце. Или в тот момент, когда танцовщик устает от своей работы и ищет перемен. Именно тогда его и можно заинтересовать хорошими условиями и переманить к себе в театр. Пока я не думал об этом, так как только начинаю работу в Мариинском театре и руководство создает все условия, которых я хотел. Руководство все чувствует, видит и при необходимости идет на изменения. К примеру, за полтора сезона работы в Питере условия сотрудничества со мной дважды пересматривались, в лучшую сторону.

- В сентябре начался новый театральный сезон. Какие спектакли вы уже отыграли или планируете отыграть?

- Мой первый спектакль в новом сезоне состоялся 27 сентября, я станцевал в постановке "Кармен". Потом у нас были большие гастроли в США, где мне довелось сыграть в двух спектаклях. Мы вернулись в Питер, где я станцевал в спектакле "Жизель". Недавно были гастроли в Корею и Японию. Одним словом, график был расписан на полгода вперед. А у больших артистов иногда строятся планы на 2-3 года вперед.

- В каких странах лично вам уже довелось побывать, гастролируя с театром?

- Точное число я не смогу назвать, но больше всего мне понравилось в Японии. Это очень красивая, культурная страна. Там высоко ценят российскую культуру. Впервые я побывал там, еще работая в Киевском театре. Мне понравилась Япония своей архитектурой, историей. Не знаю, смог бы я там жить, хотя... Все будет зависеть от предложений (смеется.). Очень понравилось в Канаде. Правда, там я был зимой, а это время года я не очень люблю. Тем не менее канадская зима показалась интересной. Был в Торонто, видел Ниагарский водопад.

- Оглядываясь с высоты солиста Мариинского театра, каким вам видится Бакинский театр оперы и балета? Что мешает ему выйти на высокий уровень и завоевать любовь широких масс?

- Мне кажется, проблема заключается не в школе, не в воспитании талантливых артистов, так как в этом плане в Баку все обстроит неплохо. Бакинская школа выпускает достаточно талантливых танцовщиков. Основная же проблема, по-моему, заключается в недостаточной заинтересованности отдельных людей. Как бы это громко ни прозвучало, но я считаю, что при желании и соответствующих финансовых возможностях Бакинский театр смог бы успешно ставить спектакли и гастролировать по всему миру.

- А как же зритель? Вы считаете, в нашей стране достаточно любят искусство в целом и балет в частности?

- Я бы не стал сваливать всю вину на зрителя. Ему ведь что нужно? Хороший, красочный спектакль. Шоу. И когда этого шоу нет, то он, естественно, перестает приходить в театр и не советует этого делать своим знакомым. Для того чтобы зритель приходил на спектакли, его надо заинтересовать. Хотя в Бакинском театре очень хороший, обширный репертуар. К примеру, у нас есть такие спектакли, которые не идут ни в одной стране мира. Великие композиторы - Кара Караев, Афрасияб Бадалбейли, Ариф Меликов и другие написали столько прекрасных балетов, что Азербайджан непременно должен считаться страной искусства. К сожалению, в последнее время новых постановок стало меньше, и это приводит к кризису в балетной сфере. Зрителя надо готовить к премьерам, новым спектаклям.

Считаю, что очень важную роль здесь играют и СМИ. В прессе обязательно должна идти постоянная реклама, статьи о новых постановках, рецензии специалистов. Думаю, что журналисты должны призывать публику обратить внимание на тот или иной спектакль, рассказывать о новых произведениях. В России в этом плане ситуация кардинально отличается. К примеру, будучи солистом Мариинского театра, я сам был свидетелем того, как все местные телеканалы в новостных блоках, после политических и светских событий, рассказывали, пусть и несколько секунд, о новых постановках и приглашали зрителей посетить премьеру. "Постановщики и руководство театра обещают, что зритель останется довольным новым спектаклем и всех приглашают на премьеру", - порой именно так завершают новость российские телеканалы. Хотя в Питере, повторю, публика все равно любит театр и искусство.

- Тем не менее, считается, что в Азербайджане всегда были талантливые танцовщики и балерины...

- Да, это правда. Бакинская школа ежегодно выпускает большое количество талантливой молодежи, однако, к сожалению, эти ребята малоизвестны. В Азербайджане много народных артистов, заслуженных артистов, однако им сложно набирать своих зрителей, публику. К примеру, когда я еще там танцевал, бывали случаи, когда на очень интересные спектакли приходила только половина зала. Причина тому все та же слабая заинтересованность в развитии отдельно взятых людей.
Tags: Аскеров Тимур, Мариинский театр, балет
Subscribe
promo bloha_v_svitere may 28, 2037 22:00 91
Buy for 10 tokens
Обещала дать ссылку на сайт мужа. Даю: Незримое. Фильм. Рассказываю. Фильмы на сайте расположены в обратной хронологии. Т.е. самый последний - на самом верху. Если хотите в хронологии, то начинайте с самого нижнего - "Отпуск в ноябре". Подробности. Чтоб знали: что будете смотреть (в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments